Авторизация

Огнемётчики Великой Отечественной

 

6 декабря 1941 года Верховный Главнокомандующий И.В. Сталин принял в своём кремлёвском кабинете трёх командиров – начальника химических войск Западного фронта полковника К.Н. Шалькова, начальника химического отдела 5-й армии полковника Ш.З. Брегадзе, командира 2-го огнемётного взвода 26-й роты лейтенанта И.Ф. Швеца и в течение 20 минут беседовал с ними. Как выяснилось – о практике применения огнемётного оружия и зажигательных средств в борьбе с врагом. Сам факт такой встречи в разгар Московской битвы – неординарное событие. А поводом для неё послужили боевые действия 26-й отдельной роты фугасных огнемётов у деревни Акулово Одинцовского района, о котором Верховному было доложено по командной линии.

 

Подвиг огнемётчиков под Наро-Фоминском не только получил высокую оценку советского командования, но и оказал влияние на развитие химических войск. Однако с течением времени о нём практически забыли.

 

Вот краткое изложение тех героических событий. С конца октября 1941 года участок фронта между Минским и Киевским шоссе обороняла 32-я Краснознамённая стрелковая дивизия 5-й армии Западного фронта. Учитывая важность этого рубежа, соединению в качестве усиления из Резерва Верховного Главнокомандования была придана 26-я отдельная рота фугасных огнемётов без одного взвода, который оставили в резерве. Подразделение имело на вооружении 120 фугасных огнемётов ФОГ-1, пулемёты, стрелковое оружие, противотанковые гранаты, бутылки с зажигательной смесью. Командовал ротой выпускник Калининского военно-химического училища 1940 года лейтенант Михаил Сабецкий.

 

По решению командира дивизии полковника Виктора Полосухина 1-й огнемётный взвод под командованием лейтенанта Ивана Швагера занял позиции в боевом порядке 1-го стрелкового батальона 113-го стрелкового полка на юго-западной окраине Дютьково. Он имел задачу – не допустить продвижения танков и пехоты противника в направлении Большие Семёнычи и Кубинка.

 

2-й огнемётный взвод во главе с лейтенантом Иваном Швецом обосновался в противотанковом районе обороны Акулово за рекой Мятой.

 

Ранним утром 1 декабря противник перешёл в наступление в районе Дютьково. Гитлеровцы вышли к южной окраине Акулово лишь с наступлением темноты. Пехотинцы и огнемётчики старались раньше времени себя не обнаружить. Выпавший накануне снег сделал маскировку их позиции ещё более надёжной. Когда около роты фашистов приблизились на 50–60 метров, 20 фугасных огнемётов ФОГ-1 были приведены в действие. Одновременно стрелковые подразделения открыли мощный ружейно-пулемётный огонь. Эффект от действия огнесмеси, выброшенной струями на многие десятки метров, был ошеломительным, а в тёмное время суток он усилился ещё и психологическим воздействием. Бросая оружие и снаряжение, немцы в горящем обмундировании катались по снегу, но сбить вязкую огнесмесь им не удавалось.

 

В результате огнемётного залпа 60 гитлеровцев были уничтожены, остальные бежали. Их добивала пехота. В общей сложности погибло более роты фашистов. Немцы на этом направлении атак больше не предпринимали.

 

 

2-му огнемётному взводу в этот день выпало более суровое испытание: он вёл бой с противником, прорвавшимся в глубину обороны 32-й стрелковой дивизии. 35 танков и два батальона мотопехоты, захватив Акулово и обойдя огневой вал, созданный действиями 1-го взвода, двинулись в направлении Кубинки. Но на их пути на опушке леса севернее деревни Акулово вновь оказались огнемётчики. В том бою было уничтожено не менее 40 гитлеровцев.

 

Ожесточённые атаки продолжились с утра 2 декабря за речкой Мятой, на так называемой акуловской поляне. Огнемётчики подпустили прорвавшиеся фашистские танки на расстояние 50 метров к местам расположения ФОГов, после чего командир взвода лейтенант Швец дал команду на приведение их в действие. По врагу одновременно ударили 50 огнемётов. Три танка, объятые пламенем, повернули к реке, где полностью выгорели, а остальные стали искать пути обхода. Их уничтожили сержант Синьков и красноармеец Верещагин со своего подрывного пункта.

 

Успешно действовали огнемётчики 2-го взвода 26-й отдельной роты совместно со 2-м стрелковым батальоном 113-го стрелкового полка и в последующие несколько дней. 5 декабря положение там стабилизировалось.

 

Умело организованная противотанковая оборона, чёткое взаимодействие всех частей и подразделений в сочетании с применением огнемётов, бутылок с зажигательной смесью и иных огневых заграждений позволили при обороне Акулово уничтожить в общей сложности более 35 фашистских танков и не допустить их прорыва к Минскому шоссе.

 

За мужество и героизм 15 бойцов и командиров 26-й роты удостоились орденов, и само подразделение первым из огнемётных рот в Красной Армии было награждено орденом Красного Знамени.

 

Несколько слов об оружии, которое в тех боях применяли воины-химики. Речь идёт о фугасном огнемёте ФОГ-1. Он представлял собой 20-литровый резервуар, снаряжаемый огнесмесью. Резервуар в верхней части оснащался стаканом для порохового заряда и сифонной трубой. Пороховой заряд можно было приводить в действие дистанционно. Газы, образующиеся при его сгорании, создавали давление в резервуаре, и огнесмесь, срезая мембрану на сопле, мощной струёй выбрасывалась в сторону цели на дальность 100–110 метров. Спастись от воздействия огня было трудно. Усовершенствованные фугасные огнемёты ФОГ-2 выпускались нашей промышленностью в течение всей войны.

 

 

Значимость событий под Наро-Фоминском и встречи в Кремле была столь велика, что 9 декабря 1941 года Государственный Комитет Обороны принял постановление «О формировании огнемётных рот», и уже к 25 декабря в дополнение к имеющимся были созданы 30 новых огнемётных рот и запасный огнемётный батальон. В январе 1942-го существенно изменились штаты огнемётных подразделений. Прежде всего, гужевой транспорт рот заменялся на автомобили, что существенно повышало манёвренность и маршевые возможности подразделений. А всему этому положила начало своими успешными действиями 26-я отдельная Краснознамённая огнемётная рота.

 

Закономерен вопрос: почему же о таком подвиге мало говорили и в сорок первом, и после? На наш взгляд, причин несколько. Буквально на следующий день после боёв у Акулово началось контрнаступление Советской Армии. И вполне естественно, что главным стало освещение этого исторического по масштабам и значению события. Нет ничего удивительного в том, что об огнемётчиках нет упоминаний в мемуарах Б.М. Шапошникова, Г.К. Жукова, В.Д. Соколовского. Для стратегов это частность, эпизод на общем фоне героических действий войск.

 

Следует учитывать и то обстоятельство, что 26-я огнемётная рота выделялась Западному фронту из резерва Верховного Главнокомандования. Вот почему подвиг её бойцов не нашёл предметного отражения в боевых документах и отчётах дивизии и армии, хотя отличившиеся были достойно вознаграждены. И всё же командовавший тогда 5-й армией генерал-лейтенант артиллерии Л.А. Говоров в беседе с корреспондентом «Правды», которая была опубликована 14 декабря 1941 года, дал высокую оценку действиям огнемётчиков в боях под Акулово. Но предпочёл сделать это иносказательно, не раскрывая секретов: «На пути германских танков был создан барьер из сена, соломы, хвороста и других горючих материалов протяжённостью в полкилометра. Его подожгли: образовался сплошной огневой вал, пламя высотой до 2,5 метра бушевало два часа». В действительности этот вал создала 26-я отдельная огнемётная рота.

 

Важно, что об успешном применении зажигательного оружия было доложено Верховному Главнокомандующему, и он счёл нужным расспросить обо всём у специалистов. В итоге с декабря 1941 по апрель 1942 года были сформированы 93 отдельные роты фугасных миномётов, а с лета 1943 года на их базе стали создавать огнемётные батальоны. В сентябре 1943 года при формировании огнемётных батальонов 26-я Краснознамённая рота фугасных огнемётов перестала существовать как отдельная штатная единица, как войсковая часть со своей документацией.

 

Таким вот образом и получилось, что о подвиге огнемётчиков у Акулова практически никто не помнит. О нём в своё время, ещё в 1968 году, на страницах «Военно-исторического журнала» рассказал лишь генерал-майор Александр Бабушкин. Но статьи научного характера, по понятным причинам лишённые эмоциональных оценок, широкий отклик в обществе находят не всегда.

 

 

На месте подвига огнемётчиков поисковики установили памятный знак

 

Восстановить справедливость, вернуть из забвения коллективный подвиг 26-й отдельной роты фугасных огнемётов, отмеченный орденом Красного Знамени, решила Региональная общественная организация «Костромское землячество» и Межрегиональная общественная организация взаимопомощи «Содружество офицеров», в рядах которых немало выпускников Костромского высшего военного командного училища химической защиты. Они, в частности, предлагают присвоить одному из ударных огнемётных подразделений войск РХБЗ ещё и почётное наименование «26-я Краснознамённая рота фугасных огнемётов», создать в музее Военной академии РХБЗ экспозицию, посвящённую подвигу огнемётчиков при защите Москвы в декабре 1941 года с портретами героев. Есть возможность организовать в краеведческих музеях Республик Чувашия, Марий Эл, Рязанской, Липецкой, Тверской, Ярославской областей выставки в память земляков, воевавших в составе 26-й роты.

 

Подвиг героев-огнемётчиков, сорвавших вместе со стрелковыми подразделениями последнюю попытку немцев прорваться к Москве, нам забывать не пристало.

 

Первым новым типом оружия, появившимся в индустриальном XX веке, стал струйный огнемет. Причем производители первоначально планировали его не как армейское, а как полицейское оружие для разгона демонстрантов. Странный способ усмирять собственных граждан, сжигая их дотла.

 

Ранним утром 30 июля 1915 года английские войска были ошеломлены небывалым зрелищем: со стороны немецких окопов внезапно вырвались громадные языки пламени и с шипением и свистом хлестнули в сторону англичан. «Совершенно неожиданно первые линии войск на фронте были охвачены пламенем, — с ужасом вспоминал очевидец, — Не было видно, откуда появился огонь. Солдат как будто окружило неистово крутящееся пламя, которое сопровождалось громким ревом и густыми облаками черного дыма; то здесь, то там в окопы или траншеи падали капли кипящего масла. Крики и вой потрясали воздух. Бросая оружие, английская пехота в панике бежала в тыл, без единого выстрела оставив свои позиции. Так вступили на поля сражений огнеметы.

 

Впервые ранцевый огненный прибор предложил в 1898 году российскому военному министру русский изобретатель Зигер-Корн. Прибор нашли сложным и опасным в употреблении и на вооружение не приняли под предлогом «нереальности».

 

Три года спустя немецкий изобретатель Фидлер создал огнемет аналогичной конструкции, который без колебаний был принят на вооружение рейсвера. В результате Германии удалось значительно опередить другие страны в разработке и создании образцов нового оружия. Применение отравляющих газов уже не достигало целей — у противника появились противогазы. Стремясь сохранить инициативу, немцы использовали новое оружие — огнеметы. 18 января 1915 года был сформирован добровольческий саперный отряд для испытания нового оружия. Огнемет использовали под Верденом против французов и англичан. В обоих случаях он вызвал панику в рядах вражеской пехоты, немцам удалось занять позиции противника с небольшими потерями. Никто не мог остаться в траншее, когда за бруствер лился огненный поток.

 

 

На русском фронте немцы впервые применили огнеметы 9 ноября 1916 года в бою под Барановичами. Однако здесь им не удалось добиться успеха. Русские солдаты понесли потери, но не растерялись и упорно оборонялись. Немецкая пехота, поднявшаяся под прикрытием огнеметов в атаку, натолкнулась на сильный ружейно-пулеметный огонь. Атака была сорвана.

 

Германская монополия на огнеметы просуществовала недолго — к началу 1916 года все воющие армии, в том числе и Россия, имели на вооружении различные системы этого оружия.

 

К конструированию огнеметов в России приступили весной 1915 года, еще до применения их германскими войсками, и уже через год на вооружение был принят ранцевый огнемет конструкции Таварницкого. Тогда же русские инженеры Странден, Поварин, Столица изобрели фугасный поршневой огнемет: из него горючая смесь выбрасывалась не сжатым газом, а пороховым зарядом. В начале 1917-го огнемет под названием СПС уже поступил в серийное производство.

 

Как устроены

 

Независимо от типа и конструкции принцип действия огнеметов одинаков. Огнеметы (или пламеметы, как говорили раньше) представляют собой приборы, выбрасывающие струи легко воспламеняющейся жидкости на расстояние от 15 до 200 м. Жидкость выбрасывается из резервуара через специальный брандспойт силой сжатого воздуха, азота, углекислоты, водорода или пороховых газов и зажигается при выходе из брандспойта специальным зажигателем.

 

В Первую мировую применялись огнеметы двух типов: ранцевые в наступательных действиях, тяжелые — при обороне. Между мировыми войнами появился третий вид огнемета — фугасный.

 

Ранцевый огнемет представляет собой стальной резервуар емкостью 15−20 л, наполненный горючей жидкостью и сжатым газом. При открывании крана жидкость через гибкий резиновый шланг и металлический брандспойт выбрасывается наружу и поджигается зажигателем.

 

 

Тяжелый огнемет состоит из железного резервуара емкостью около 200 л с выводной трубой, крана и скоб для переноски вручную. Брандспойт с рукояткой управления и зажигателем подвижно укреплен на лафете. Дальность полета струи 40−60 м, сектор поражения 130−1800. Выстрелом из огнемета поражается площадь 300−500 м2. Одним выстрелом может быть выведено из строя до взвода пехоты.

 

Фугасный огнемет по устройству и принципу действия отличается от ранцевых — огнесмесь из резервуара выбрасывается давлением газов, образующихся при сгорании порохового заряда. На сопло надевается зажигательный патрон, а в зарядник вкладывается пороховой выбрасывающий патрон с электрическим запалом. Пороховые газы выбрасывают жидкость на 35−50 м.

 

Основной недостаток струйного огнемета — малая дальность действия. При стрельбе на большие расстояния требуется увеличение давления системе, но сделать это непросто — огнесмесь просто пульверизируется (разбрызгивается). Бороться с этим можно только повышением вязкости (загущением смеси). Но при этом свободно летящая горящая струя огнесмеси может и не долететь до цели, полностью сгорев в воздухе.

Вся ужасающая мощь огнеметно-зажигательного оружия заключается в зажигательных веществах. Температура их горения составляет 800−10000С и более (до 35000С) с очень устойчивым пламенем. Огнесмеси не содержат окислителей и сгорают за счет кислорода воздуха. Зажигательные вещества представляют собой смеси различных легко воспламеняющийся жидкостей: нефти, бензина и керосина, легкого каменноугольного масла с бензолом, раствор фосфора в сероуглероде и др. Огнесмеси на основе нефтепродуктов могут быть как жидкими, так и вязкими. Первые состоят из смеси бензина с тяжелым моторным топливом и смазочным маслом. При этом образуется широкая завихренная струя интенсивного пламени, летящая на 20−25 метров. Горящая смесь способна затекать в щели и отверстия объектов-целей, но значительная часть ее сгорает в полете. Самый же главный недостаток жидких смесей состоит в том, что они не прилипают к предметам.

 

Иное дело напалмы, то есть загущенные смеси. Они могут прилипать к предметам и тем самым увеличивать площадь поражения. В качестве их горючей основы используют жидкие нефтепродукты — бензин, реактивное топливо, бензол, керосин и смесь бензина с тяжелым моторным топливом. В качестве загустителей чаще всего используют полистирол или полибутадиен.

 

Напалм легко воспламеняется и прилипает даже к влажным поверхностям. Затушить водой его невозможно, поэтому он плавает на поверхности, продолжая гореть. Температура горения напалма 800−11000С. Более высокой температурой горения — 1400−16000С — обладают металлизированные зажигательные смеси (пирогели). Их изготавливают путем добавления в обычный напалм порошков некоторых металлов (магния, натрия), тяжелых нефтепродуктов (асфальта, мазута) и некоторых видов горючих полимеров — изобутилметакрилата, полибутадиена.

Армейская профессия огнеметчика была исключительно опасной — как правило, к врагу надо было подобраться на несколько десятков метров с огромной железякой за спиной. По неписаному правилу солдаты всех армий Второй мировой войны не брали огнеметчиков и снайперов в плен, их расстреливали на месте.

 

На каждого огнеметчика приходилось как минимум полтора огнемета. Дело в том, что фугасные огнеметы были одноразовыми (после срабатывания требовалась заводская перезарядка), и работа огнеметчика с таким оружием была сродни саперной. Фугасные огнеметы вкапывали перед собственными траншеями и укреплениями на расстоянии нескольких десятков метров, оставляя на поверхности только замаскированное сопло. При подходе противника на расстояние выстрела (от 10 до 100 м) огнеметы приводились в действие («подрывались»).

 

 

Показателен бой за Щучинковский плацдарм. Первый огненный залп батальон смог сделать лишь через час после начала атаки, уже потеряв 10% личного состава и всю артиллерию. Было подорвано 23 огнемета, уничтоживших 3 танка и 60 пехотинцев. Попав под огонь, немцы отходили на 200−300 м и начинали безнаказанно расстреливать советские позиции из танковых орудий. Наши бойцы переходили на запасные замаскированные позиции, и ситуация повторялась. В итоге батальон, израсходовав почти весь запас огнеметов и потеряв более половины состава, уничтожил к вечеру еще шесть танков, одно самоходное орудие и 260 фашистов, с трудом удержав плацдарм. Этот классический бой показывает преимущества и недостатки огнеметов — они бесполезны на расстоянии более 100 м и ужасающе эффективны при неожиданном применении практически в упор.

 

Советские огнеметчики умудрялись применять фугасные огнеметы и в наступлении. Например, на одном участке Западного фронта перед ночной атакой закопали на расстоянии всего 30−40 м от немецкой деревянно-земляной оборонительной насыпи с пулеметными и артиллерийскими амбразурами 42 (!) фугасных огнемета. С рассветом огнеметы были подорваны одним залпом, полностью уничтожив километр первой линии обороны противника. В этом эпизоде восхищает фантастическая смелость огнеметчиков — закапывать 32-кг цилиндр в 30 м от пулеметной амбразуры!

 

Не менее героическими были действия огнеметчиков с ранцевыми огнеметами РОКС. Бойцу с дополнительными 23 кг за спиной требовалось под смертельным огнем противника добежать до траншей, подобраться на расстояние 20−30 м к укрепленному пулеметному гнезду и только после этого произвести залп. Вот далеко не полный список немецких потерь от советских ранцевых огнеметов: 34 000 человек, 120 танков, самоходных орудий и бронетранспортеров, более 3000 ДОТов, ДЗОТов и других огневых точек, 145 автомашин.

Немецкий вермахт в 1939—1940 годах использовал переносной огнемет обр. 1935 года, напоминавший огнеметы времен Первой мировой войны. Для защиты самих огнеметчиков от ожогов были разработаны специальные кожаные костюмы: куртка, брюки и перчатки. Облегченный «малый улучшенный огнемет» обр. 1940 года мог обслуживать на поле боя всего один боец.

 

Чрезвычайно эффективно немцы использовали огнеметы при захвате бельгийских пограничных фортов. Десантники высадились прямо на боевое покрытие казематов и огнеметными выстрелами в амбразуры заставили огневые точки замолчать. При этом использовалась новинка: Г-образный наконечник на брандспойт, который позволял огнеметчику при выстреле стоять сбоку от амбразуры или действовать сверху.

 

Бои зимой 1941 года показали, что при низких температурах немецкие огнеметы непригодны из-за ненадежного воспламенения горючей жидкости. На вооружение вермахта был принят огнемет обр. 1941 года, в котором был учтен опыт боевого применения немецких и советских огнеметов. По советскому образцу в системе воспламенения горючей жидкости были использованы воспламенительные патроны. В 1944-м для парашютных частей был создан огнемет одноразового применения FmW 46, напоминающий гигантский шприц весом 3,6 кг, длиной 600 мм и диаметром 70 мм. Он обеспечивал огнеметание на 30 м.

 

В конце войны 232 ранцевых огнемета были переданы подразделениям пожарной охраны рейха. С их помощью сжигали трупы мирных жителей, погибших в бомбоубежищах при авиабомардировках германских городов.

 

В послевоенное время в СССР был принят на вооружение легкий пехотный огнемет ЛПО-50, обеспечивающий три огненных выстрела. Сейчас он производится в Китае под наименованием Тип 74 и состоит на вооружении многих стран мира, бывших участниц Варшавского договора и некоторых стран Юго-Восточной Азии.

 

На смену струйным пришли реактивные огнеметы, где огнесмесь, заключенная в герметичную капсулу, доставляется реактивным снарядом на сотни и тысячи метров. Но это уже другая история.

 

Источники:

https://everything.kz/article/40308701-pered-tankami-vstal-ognevoy-val

https://www.popmech.ru/weapon/5716-adskoe-plamya-ogon-na-porazhenie/

 

  • Нравится
  • 0
Оставить комментарий
иконка
Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют


Облако тегов
Опрос
Календарь
«    Май 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031